Почему нам не нужен банкинг без банков?

16 Июня 2016
52

Андрей Козляр: давайте порассуждаем, почему нам не нужен банкинг без банков

Управляющий директор розничного онлайн-банка Touch Bank рассказал, как меняется финансовый ландшафт, за счет чего преуспевают новые игроки и от чего банкам не стоит отказываться.

— Почему мы в последнее время все чаще стали говорить об угрозе классическим банкам? Чем это вызвано? И так ли эта угроза серьезна?

— Два фактора сыграли решающую роль: эволюция технологий, давшая банкам возможность оптимизировать процессы, придать им большую гибкость, повысить скорость обслуживания клиентов и в конечном итоге разработать более привлекательные продуктовые решения и услуги. И поведение клиентов, их ожидания от банковского сервиса. В этом смысле банки заняли места для пассажиров - локомотивом выступили игроки других отраслей, преуспевшие к этому времени на цифровом поле. Социальные сети, представители и-коммерс сформировали новые запросы и предложили своим клиентам отсутствующие у банков финансовые услуги и продукты, которые отличались наглядностью, интерактивностью, гибкостью и скоростью. И банковский клиент понял, что его местами тягостные отношения с финансово-кредитным учреждением могут быть иными.

Можно ли считать эти изменения угрозой для банков? Думаю, что такой позиции придерживаются лишь те игроки, которые не готовы меняться, которые даже не осознают, для чего это делать. И, скорее всего, такие банки будут постепенно уходить с финансового поля, не выдержав конкуренции. На мой взгляд, появление новых участников в финансовой отрасли, наоборот, служит стимулом к развитию всего банковского сектора. Более того, те из банков, кто займет не реактивную, а проактивную позицию, будут меняться раньше, чем клиент придет и озвучит свои ожидания, только выиграют от этого.

Наш банк изначально строился как раз с учетом этой эволюции: в сторону гибкости, удобства, скорости, содержательности, разнообразия и полезности продуктов и услуг. И если в ходе собственного построения и развития мы сможем обогнать какие-то банки, которые на этом рынке давно и которые рассматривают появление цифровых сервиов как риск или угрозу своему существованию, для нас это дополнительный стимул.

— Финансовый ландшафт изменился: рынок прирастает новыми игроками. Среди участников мы видим телекоммуникационные компании, электронную коммерцию, социальные сети и даже производителей гаджетов. За счет чего они выигрывают у банков?

— Лет пять назад телеком-компании заявили, что отвоюют часть финансового рынка благодаря использованию огромной клиентской базы. "Мы знаем о клиенте все, — говорили они тогда, — знаем маршрут его передвижения, видим, сколько он тратит, сколько разговаривает по телефону. И мы сможем предоставить более широкий спектр банковских услуг своим клиентам". В итоге все ограничилось набором сервисов, которые действительно могут быть востребованы клиентами телекома, но ни в коей мере не заменяют банковские услуги.

Мне кажется, что волна увлечения диджитализацией еще высока, но постепенно теряет силу. Еще недавно мы слышали, что Facebook, Google приближают скорую кончину банков. Что происходит сейчас? Проект Google Wallet закрылся. Facebook начинает развивать финансовые сервисы. Вероятно, будет с успехом продолжать и дальше этим заниматься. Но если спросить участников соцсети, видят ли они Facebook банком, уверен, что единственной категорией, которая положительно ответит на этот вопрос, будут очень молодые пользователи, которые еще в принципе не созрели до потребления банковских услуг. Когда они повзрослеют и встанут перед выбором, где взять большой кредит или ипотеку, они пересмотрят свое мнение о том, чтобы сделать это в банке соцсети.

На рынке существует p2p lending (осуществление кредитования между двумя физическими лицами без участия банка. — ТАСС), но этот сервис никоим образом не оказал влияния на банковскую систему. Да, он "отъел" кусочек аудитории, в основном определенного сегмента — эмигрантов или unbanked (клиенты, которые не имеют доступа к банковским услугам). Но банки как работали, так и продолжают работать.

В этой связи многие любят цитировать Билла Гейтса о том, что нам не нужны банки, нам нужен банкинг. Давайте порассуждаем, почему нам не нужен банкинг без банков.

Увлечение финансовыми сервисами среди нефинансовых игроков, вероятно, какое-то время сохранится. Но эти сервисы всегда будут носить ограниченный характер, будь то у телеком-индустрии или электронной коммерции. Это все равно, если банк объявит себя продавцом колбасы: финансовыми продуктами он торгует успешно, почему бы не начать торговать колбасой? Но это не его бизнес. Именно поэтому очень сложно представить ипотеку от телекома только потому, что телеком-компания знает, что ты выговариваешь в месяц 3 тыс. руб. В телекоме тебя не смогут правильно оценить с точки зрения ипотечного клиента, долгосрочности отношений и риска. Да и установить твое желание взять ипотеку по объему потребляемого мобильного трафика тоже невозможно.

Правомерно ли говорить о том, что банки слишком консервативны и неповоротливы, что они медленно реагируют на изменения в обществе? Действительно, банковский сектор очень долгое время не имел никакого внешнего мотиватора для развития. Единственный внешний стимул, который всегда присутствовал в банковском секторе, — это регулятор, требования которого отчасти меняли предложения и условия обслуживания банков. А то, что кто-то составит тебе конкуренцию, пусть и непрямую, неполную, отщипывая от твоих дополнительных доходов, такого в банковском секторе не было. И это касается сложившейся на сегодня ситуации во всех странах мира.

— Можно ли отнести к одной из причин роста числа небанковских цифровых участников финансового рынка отсутствие активных действий со стороны регулятора, который пока еще "не добрался" до новых игроков?

— Да, в этом плане я даже сочувствую регуляторам. Новые игроки не являются финансовыми институтами, это смежная область, до регулирования которой доберутся еще не скоро. Даже в банковской сфере появляются лазейки для недобросовестных участников. Кризис 2008 года это наглядно продемонстрировал. Что остается говорить о небанковской сфере? Очевидно, что в первую очередь регулятор должен сам обновить команду своих экспертов, привлечь специалистов не из банковского сектора, начинать изучать и регулировать смежные с банковской отраслью области. Понятно, что этот процесс растянется на многие годы. Как это было с МФО.

— Если мы говорим об отсутствии законодательства, регулирующего небанковский, смежный сектор рынка, можно ли говорить о надежности защиты клиентов, использующих эти финансовые услуги и продукты?

— В данном случае имеет смысл говорить о защищенности клиента, вызванной недобросовестным поведением игроков, например нечестной процентной ставкой по кредиту или займам, которые предоставляет организация, нечестными комиссиями.

В банковской отрасли все эти вопросы урегулированы — сегодня рынок прозрачен и понятен с точки зрения того, под какими обязательствами подписывается клиент. У банков имеются четкие и строгие правила об информировании клиента о продуктах: о том, за что и сколько он платит. В небанковской сфере из-за отсутствия правовой основы клиент менее защищен, и его можно легко обмануть.

— Тему о закате эры классических банков подогревают разговоры об исчезновении их ключевых атрибутов: отделений, наличных денег и пластиковых карт. Мифы ли это?

— Если говорить о банковских отделениях, мне не очень понятно, зачем они нужны. Например, учитывая насыщенный график моей жизни, сложно представить, чтобы я смог физически найти время для посещения отделений даже при большом желании. А в ситуации, когда имеется банк, который предоставляет качественные и полноценные услуги онлайн, лично для меня надобность в отделении исчезает. Единственный продукт, который, пожалуй, требует такого канала обслуживания, как отделение, — это ипотека, как правило, самая большая покупка в жизни клиента. Но и в этом случае появляются банки, которые пытаются оказывать эту услугу онлайн или с выездом банковского сотрудника. Думаю, что банковские отделения постепенно будут уходить из нашей жизни из-за неэффективности.

Наличные деньги — это вчерашний день, и я также склонен согласиться с этим утверждением. Пользуюсь ими очень редко, основа для меня — карточные безналичные расчеты онлайн, они намного быстрее и надежнее. Все инструменты для отказа от наличных денег у нас в стране есть включая мобильный эквайринг, который позволяет и небольшим бизнесам, таким как индивидуальные предприниматели, обслуживать клиентов и получать оплату без кассовых аппаратов.

Но есть некоторые сложности. Во-первых, отсутствие развитой инфраструктуры дистанционного банковского обслуживания, подкрепленной законодательно. Если законодатель не вводит ограничений на оборот наличных денег, не стимулирует отрасль отказаться от бумажек, сделать это никаким финтехорганизациям или современным цифровым банкам не под силу. Во-вторых, высокий уровень серых доходов, нежелание платить налоги. Как только мы внедряем технологии для операций с денежными средствами, процессы становятся прозрачными и открытыми, у налоговых органов появляется исчерпывающая информация о поведении налогоплательщиков. Понятно, что это останавливает некоторые структуры от перехода на безналичные методы оплаты и приема платежей. И в такой ситуации нужны объединенные усилия как банковского бизнеса, так и регулятора, законодательных и налоговых органов.

Есть и психологический барьер: отказаться от наличных денег сложно. Но порой для его преодоления достаточно иметь правовой стимул.

Сейчас очень много разговоров ведется об избавлении не только от наличных, но и от пластиковых карт. Мол, все уйдет в мобильные телефоны, и платить будем ими же. Безусловно, технологии уже позволяют это делать. Платежные системы, такие как VISA и MasterCard, активно инвестируют в эти сервисы, развивают и продвигают их.

Но на сегодняшний день я не готов поддержать высказывание, что мы избавимся от пластика быстро. Во-первых, на российском рынке очень долго привыкали к пластику. Число перешедших на пластиковые карты россиян за последние годы выросло благодаря законодательной поддержке: в Трудовом кодексе была определена такая форма выплаты заработной платы, как ее перевод на карточный счет работнику. В результате рынок стал намного прозрачнее. Понятно, что оставался психологический барьер: одно дело получать бумажные деньги в конверте; другое, когда твою зарплату перечисляют на какой-то абстрактный счет, а в руках у тебя лишь кусок пластика. Именно по этой причине до сих пор многие в день зарплаты бегут к банкомату, снимают всю сумму, перекладывают ее в конверт и прячут "под подушку".

Но прогресс налицо. Уже есть доверие населения к этому платежному средству. И как минимум две транзакции в месяц владелец карты делает — снимает аванс и зарплату. А более продвинутые с ее помощью оплачивают услуги в терминале. Это хороший пример того, как законодательно можно простимулировать население преодолеть психологические барьеры.

С мобильными устройствами ситуация сложнее. Во-первых, количество смартфонов в российских регионах существенно ниже, чем в больших городах, тем более в Москве и Санкт-Петербурге.

Во-вторых, готовы ли потребители объединить средство связи со средством платежа? Пластиковая банковская карта — это деньги. Никаких других функций она в себе не несет. А телефон — это средство общения. Сегмент людей, которые откажутся от карты и перейдут на использование смартфона для банковских операций, очень мал. Я склонен верить в то, что он будет расти с каждым годом, но утверждать, что через пять лет мы забудем о пластиковых картах, не смогу.

Более того, есть определенный негативный клиентский опыт.

Мобильный телефон может разрядиться, потерять связь в определенных местах. Многие технические решения, которые есть в мобильном телефоне, завязаны на коммуникацию через мобильную связь. Для выбора, какой карточкой платить, нужно зайти в приложение, выбрать тот или иной счет, с которого будете платить, а потом приложить телефон к считывающему устройству. Сам платеж не требует сотовой связи. А вот мобильные приложения, в которые потребуется войти и выбрать счет для оплаты, требуют связи. Если ее нет, провести транзакцию невозможно. Карта — это еще и возможность для банка и платежной системы лишний раз "засветить" свой бренд в красивом дизайне. Так что расставание с банковской картой в краткосрочной перспективе нам не грозит.

— Какое место занимает Touch Bank в состязании классических банков и цифровых сервисов?

Touch Bank — один из тех игроков, которые представляют собой вызов для классического банка. Наши акционеры (европейская финансовая Группа ОТП. — ТАСС) оценили перспективы развития банковского сектора и поняли, что у цифровых финансовых сервисов есть будущее. Но не в качестве фактора вытеснения или замещения классического банкинга, а как общий вектор развития — банку нужно оцифровывать свои продукты и услуги.

Мы как Touch Bank, безусловно, мониторим рынок и сферу финтеха. И для нас гораздо интереснее сотрудничать с такими компаниями, которые поняли, что им выгоднее не строить банк, а развивать отдельные финансовые направления. Они видят перспективу либо в создании долгосрочного и мощного игрока, либо в продаже своего бизнеса крупному банку для интеграции своей услуги.

Мы строим цифровой банк, но мы также трезво оцениваем ситуацию, И понимаем, что не сможем сделать все и сразу самостоятельно — это просто может быть экономически нецелесообразно. Для этого есть цифровые платформы и IT-сервисы. Для нас они представляют собой возможность расширения услуг для клиентов и повышения их удовлетворенности и, как следствие, формирования лояльности к нашему бренду.

Если говорить о том, чего в Touch Bank больше — банка или цифрового финансового сервиса, то 80% мы позаимствовали у банков, потому что мы банк. И большая часть услуг, которые мы предоставляем, есть и в классическом банке, мы их просто оцифровали, видоизменили и дополнили. Безусловно, оставшиеся 20% — это те дополнительные сервисы, продукты и услуги, которые уже имеются или только предстоит разработать, которые позаимствованы или придуманы нами, чем мы тоже гордимся, и которые не присутствовали в классическом банке. По сути своей они там и не могли присутствовать, так как требуют для своего появления большей диджитализации бизнеса.

Источник: http://tass.ru/